Часы тикают. Время подумать о самостоятельном и ответственное жизни — с горьковато-ничтожным привкусом взрослости, работы, обязанностей и рутины.

Многие мои однокурсники с факультета журналистики успешно начали карьеру . Кто-то бодрствует по ночам, чтобы заработать копейку кропотливой журналистской работой, некоторые перевелся на индивидуальный график и перестал посещать альма-матер, другие еще в начале второго курса перешли на заочную форму обучения . А есть я — человек, который не может смириться с тем, что надо выбирать между учебой и работой, и упорно пытается оттянуть неизбежный момент.

Почему студенты бегут от обучения?

Можно говорить, что студенты — ленивые существа, которые пытаются избежать ответственности, но тенденция говорит о другом. Все больше одаренных и трудолюбивых молодых людей делают выбор в пользу работы, и для этого есть несколько существенных причин.

Во-первых, студенты разочаровываются — и прежде всего, в альма-матер. Когда ожидания и реальность становятся диаметрально противоположными точками, то между ними простирается лишь одна прямая — равнодушие. Поэтому студенты пытаются компенсировать свою неудовлетворенность, убегая от проблем на работе. Почему они не хотят изменить парадигму высшего образования руками — это совсем другой вопрос, и я сейчас не об этом.

Во-вторых, это — опыт в прямой пропорциональности к деньгам. Студенты понимают, что после университета выйдут недоквалификованимы специалистами, которым придется начинать свой творческий путь «с нуля». С огромным багажом знаний, не сразу можно научиться применять на практике. Диплом не добавляет конкурентоспособности на рынке труда — кроме образования, нужны иметь навыки и опыт, которые студенты решают приобретать преимущественно вне университета.

workspaceВ-третьих, бежать от учебы приходится, иначе найти достойную работу по специальности — очень утопично. Согласно Закону «О высшем образовании», студенты имеют право на трудовую деятельность во внеучебное время. Однако работодатели обычно хотят работы на полный рабочий день, а затем попасть на пары можно разве раз в месяц, и то в свой выходной. Студент Института журналистики КНУ имени Тараса Шевченко Юрий Степень, который учится на индивидуальном графике обучения, объясняет: «Я нашел работу по специальности, а совмещать ее с учебой без потерь в оценках и присутствия было бы невозможно. Поэтому пришлось искать путь легитимизации отсутствия на парах ».

Опция трудоустройства на неполный рабочий день, к сожалению, отсутствует в большинстве медиа. Поэтому, если студенты получают выгодное предложение, они, минутку поколебавшись, забывают дорогу в университет по крайней мере до сессии.

реклама

Не везет в учебе, то повезет в работе?

Впрочем, все же прозвучало «если», потому что постоянную работу удается получить не всем студентам-журналистам. Потому и не все работодатели готовы нанимать неопытную молодежь со «свежим» дипломом или еще даже без него.

«Каждая позиция закрывается для решения в бизнесе определенной задачи. Показателем способности решить эту задачу есть опыт, поэтому это часто указывается в вакансиях. Например, юрист, имеет практику, скорее решать вопрос и, как минимум, знать, где искать информацию. Особенно это актуально для вакансий, где нужно решать рабочие вопросы срочно », — объясняет HR-експертка Татьяна Волошина.

Исследование 800 украинских студентов, проведенного аналитический центр CEDOS, показало, что треть совмещает работу с учебой. Из них 4% имеют полный рабочий где, а большинство получает работу не специальности, ведь не уверены в своей квалификации. Более того, сами университеты вряд ли уверены в тех знаниях, которые они дают. Между средами образования и профессиональной деятельности нет коммуникации, поэтому сейчас вузы не знают, кого готовить к чему.

workspace 3Дело в отсутствии системы — когда работодатели не сотрудничают с вузами, то неудивительно, что из университетов выходят неконкурентные на рынке труда выпускники. Пропасть между ожиданиями и реальностью, учебой и работой, особенно в медиаотрасли, поразительна. И студенты начинают это понимать только попадают в профессиональную среду.

Журналистка проекта «БП» от «Украинской правды» Лера Лауда рассказывает: «Мы готовы трудоустраивать студентов, но все зависит от навыков. Они уже уметь писать и работать с графическими редакторами. Этому можно научиться, если кроме пар участвовать в различных медиашколах (к примеру, которые устраивает Школа журналистики УКУ), писать в студенческие издания ли. Главная задача — не дожидаясь выпуска, набить себе руку в написании текстов. Мы регулярно принимаем на стажировку студентов, но отсеиваем тех, кто приходит с нулевыми навыками ».

И вот здесь круг «обучение-работа» снова замыкается: для работы нужны навыки, а для получения навыков — работа. Но …

Надежда есть

Чтобы студенту не приходилось выбирать между работой и учебой, необходимо привлекать к образованию работодателей. Для этого даже придумывать ничего нового не надо — можно воспользоваться опытом зарубежных стран.

Например, в Германии и других странах действует система дуальной образования . Она заключается в тесном сотрудничестве работодателей и образовательных учреждений, которые совместно готовят студентов. Предприятия позволяют вузам оценивать потребность в кадрах тех или иных специальностей, а также дают молодежи места для стажировок . К слову, в компании студенты имеют наставников, которые помогают справиться с работой, а также лучше овладеть определенной профессией. Поэтому из вузов получаются не «зеленые» студенты, а молодые специалисты, уже имеющие практические навыки.

studyingВпрочем, в дуальной образования есть существенный недостаток — она ​​внедряется преимущественно на прикладных специальностях, связанных с производством. А о журналистике и другие гуманитарные направления не идет — по крайней мере, пока.

Однако есть еще один пример — США, где существует несколько система под названием «Co-operative Education» (или сокращенно Co-op). Она предусматривает, что студенты имеют возможность после второго курса чередовать каждые полгода учебу с работой в определенной компании. Студенты могут выбирать, сколько циклов они хотят пройти — то есть, за время обучения можно поработать один семестр, а можно и три. При этом продолжительность обучения увеличивается в соответствии с количеством циклов Co-op.

Студент Никита Степура, который сейчас учится в Drexel University (США), рассказывает: «Выбор работодателя и подготовка резюме — очень важная часть программы. Без хороших оценок и мотивации невозможно получить достойную работу в известной компании. Впрочем, вакансий много — от работника в Starbucks к менеджеру полупрофессионального уровня. Могут быть оплачиваемые или без платы, но с возможностью дальнейшего трудоустройства.

Координаторы программы рассказывают как правильно составлять резюме, портфолио и даже как проходить интервью и к вопросам готовиться. Обычно один цикл Сo-op длится от четырех до шести месяцев — все зависит от работника и работодателя. Единственный минус: при условии участия в этой программе отдыха или каникул почти не остается, зато получаешь огромную пользу для себя и своего резюме ».

И хотя студенты за рубежом имеют гораздо меньше свободного времени, они не вынуждены разрываться между учебой и работой. Так, оказывается, выбор не такой уж неизбежен?

Но, вероятно, украинским работодателям проще жаловаться на неквалифицированных студентов, а тем — на университеты и жестких работодателей. Ибо так ответственности меньше, а слов — больше.

Достаточно слов. Часы тикают. Время работать.

* Редакция «Студвею» не влияет на содержание блогов и не несет ответственности за мнение, которое выражает автор.